20:02, четвер, 31 березня
Київське інформаційне агентство
11:49, 25 грудня 2009

Сенсация! У Вадима Гладчука судороги!

Сегодня известного пикетчика и борца со всеми Вадима Федоровича Гладчука доставили в детскую больницу «Охмадит» с необычной проблемой. Бригада скорой помощи, вызванная сердобольными прохожими, не смогла самостоятельно разжать хватку намертво замерзших и скрюченных судорогой пальцев на ручке плаката «Мене переслідує ВОНА».

Пациент всячески сопротивлялся процедуре, хотя позже после успокоительного укола его таки смогли с растопыренными руками затащить в машину. В обычную больницу Гладчук отказался ехать, так как по его словам там «врачи-убийцы, зомбированные ВОНА». Единственное место, на которое он согласился, была находящаяся неподалеку больница «Охмадит». «Детям не наврядят», - шипел сквозь судорожные синие губы Гладчук.

Как сообщают информированные источники, Гладчука сначала увидели автомобилисты на разделительной полосе по улице Артема. «Вид у него был весьма необычный», - рассказывает один из водителей, - «он намертво вцепился в свой плакатик, и бегал туда- сюда заглядывая в окна машин». «Мне было по настоящему страшно», - добавляет одна из свидетельниц, - «он выглядел как настоящий психопат, и я сначала подумала, что это антиреклама против врагов Тимошенко».

Работницы ЖЭКа №1008, которые убирали рядом снег, были более откровенны: «Нам было по настоящему жалко, его трясло, а посиневшие скрюченные пальцы чуть ломали ручку плаката». Но звонить никуда не стали, так как «знаем его давно, живет у нас на участке на Пимоненко, его по загулам там весь дом знает, мужик взрослый, а детвору, студенток к себе постоянно водит, нельзя смотреть на это позорище, мусор у него грязь, соседи жалуются, а он недавно пытался снять нашего начальника ЖЭКа, даже поговорить, усовестить его нельзя, сразу кричит, что журналист, и его переслидують».

В Павловке тоже отказались ехать на вызов. Дежурный врач отказался комментировать, а старший санитар бригады, согласился анонимно. «Нас к нему вызывали не раз. Раньше он совсем был буйным. Его говорят Медведчук использовал, чтобы организовывать психические атаки на врагов. Как в фильмах про пьяные атаки фашистов. Только ему и пить не надо было, дури хватало. Мы хотели его свезти на исследование, но звонили большие люди, мне начальство казало, и отпускали его. А он за плакатик, и снова буйствовать. Мы его и забирать не хотим и связываться, а то снова кому-то понадобится матросов на броневике, а нам с ним только возиться».

Немного света на возникшую ситуацию пролила журналистам Ирина, которая недавно разорвала с Вадимом отношения. «Вадиму Федоровичу всегда казалось, что его преследуют. Я ему неоднократно рекомендовала обследоваться, и пить таблетки. Когда он работал с той же Тендерной Палатой, и его назначили вице-президентом там проводили негласную экспертизу. Рекомендовали ему пить таблетки, я не помню, как называются, но такого зеленого цвета. Он их немного попил, и вроде стал спокойней, даже перестал дома бить свою собаку, но потом сказал, что его хотят отравить, что-то говорил про врачей-вредителей и тендерную мафию, начал устраивать пикеты напротив своей же работы. Заснуть мог только с раскрытым ноутбуком, включенным в интернет, без конца проверял, что про него пишут, боялся пропустить».

«Последние пару недель», - продолжает Ирина, - «у Вадима начался кризис. Прежде всего, психологический. Он мне звонил, рассказывал, что никто на него не обращает внимание, смеются. Митинги ему тоже не удается организовать, студенты не выходят. Сам он старался не выходить на митинги, которые проводились от его молодежной общественной организации «Молодь-надия Украины», так как давно вышел с молодежного возраста».

Психиатры подтверждают, что судороги характерны для части больных паранойей, которые увлекаются общественной и политической борьбой. «Для больных паранойей очень важно признание их системы сверхценных идей», - пишется в статье «Политики и бессознательное. Лицом к лицу» профессора, доктора наук Г. Почепцова. «Особенно тех, которые неудачно занимаются политикой. Неоднократны случаи, когда в минуты напряжения им кажется, что они изрекают космической важности истины, а их не воспринимают, игнорируют – тогда у них возможны очень сильные судороги, сопровождаемые резкими хаотичными движениями и помутнением сознания. Именно так Иван Грозный убивал сына, Иосиф Сталин подписывал приговоры, а Адольф Гитлер дергано выступал перед толпой».

В телефонной беседе Почепцов подтвердил, что, судя по всему у Гладчука начался кризис, так как он оказался в полной коммуникативной изоляции. «Дальше он или будет лечиться, учиться контролировать свои приступы и пристрастия, и перестанет преследовать людей, как это характерно для больных паранойей. Или кризис превратиться в кривую, которая окончательно заведет его в политические бомжи», - резюмировал ученый.